22-11-2016 10:08

Ложь без спасения. Как Молдова теряет третью олимпийскую медаль подряд

Молдова ждет 27 ноября – именно в этот день, по мнению официальных лиц Национального олимпийского комитета, должна решиться судьба единственной олимпийской медали, завоеванной представителями страны в Рио-2016.
Допинг-проба «А» гребца-каноиста Сергея Тарновского дала положительный результат, и его третье место под большой угрозой. На самом деле вердикт по делу Тарновского будут выносить в другое время, в другом месте и совсем другие люди. И почти наверняка с предсказуемым исходом.
Заместитель главного редактора Championat.com Евгений Слюсаренко рассказывает, как молдавские спортивные чиновники страны вешают населению лапшу на уши – либо сознательно, либо из непрофессионализма.

Допинг за две недели до медали
Утром 16 августа 2016 года воспитанник украинской школы гребли Сергей Тарновский стартовал в финале дистанции 1000 м в соревнованиях каноистов на олимпийском канале в Рио. Спустя ровно четыре минуты на информационном табло представитель Молдовы займет третью строчку, на одну сотую секунды опередив россиянина Илью Штокалова. «В первые мгновения мне показалось, что я четвертый», – признался Тарновский после финиша и пошел на награждение – первое и, как выяснилось, единственное для молдавских олимпийцев на летних Играх-2016.
Спустя два дня от радости не осталось и следа: Международная федерация гребли на байдарках и каноэ (ICF) распространила пресс-релиз, в котором сообщила об отстранении Тарновского «на основании неблагоприятного результата предсоревновательного теста». Выяснилось, что еще 4 августа, за день до официального открытия Олимпиады, допинг-проба «А» гребца дала положительный результат на пептиды – одно из запрещенных веществ класса S2, стимулирующих гормон роста.
Ну а дальше молдавские официальные лица (хорошо хоть у спортсмена хватило ума с тех пор молчать) начали городить одну глупость за другой – будто бы в них вселился дух еще непуганых российских спортивных чиновников начала нулевых годов.

Это совсем не ерунда
Под «официальными лицами» я подразумеваю в первую очередь главного спикера спортивной Молдовы Николая Журавского – легендарного советского и молдавского каноиста, двукратного олимпийского чемпиона Сеула-88, уже 15 лет возглавляющего Национальный олимпийский комитет страны. В качестве чиновника великий спортсмен повел себя в критической ситуации, мягко сказать, не самым правильным образом (http://ru.sputnik.md/sports/20160916/9049237/wada-ne-speshit-so-vscritiem-probi-b-serghya-tarnovskogo.html).
Для начала была выбрана непродуктивная (как показывает опыт последних лет) тактика: делать непонимающее лицо при вопросе, как запрещенное вещество попало в организм. Если уж допинг нашли, то надо либо признаваться, либо выдвигать обоснованную версию, откуда он мог взяться. Потому что пептиды – это не мелкая пакость, которая случайно могла оказаться в составе какой-нибудь «грязной» биодобавки. Это, как говорил известный киноперсонаж, совсем не ерунда. Это классический допинг, который есть самый прямой смысл использовать именно в гребле.
– Действие пептидов, гормона роста, его производных и препаратов, повышающих выделение своего гормона роста, можно сравнить с действием анаболических стероидов. Прирост силы и скорости прежде всего. Для гребли на байдарках и каноэ самое то, – комментирует антидопинговый эксперт из Финляндии Сергей Илюков.
Журавский в ответ выдвигает, казалось бы, спасительное алиби: такой серьезный допинг молдавским спортсменам просто не по карману. Но и это звучит странно: курс китайских аналогов пептидов, которые сейчас используются в Европе, в среднем стоит не больше 1000 евро. Согласитесь, сумма вовсе не выглядит сумасшедшей. Молдова все же не банановая республика, чтобы пугаться таких денег.

Допинг, получите и распишитесь
Всех, конечно, беспокоит главный вопрос: отнимут у Тарновского медаль или нет. Если проба «Б» дала положительный результат, то да, отнимут. По крайней мере, сложно себе представить, какие аргументы должны представить «американские адвокаты» (вроде бы нанятые молдавской стороной), чтобы Международный олимпийский комитет проникся. Допинг, типичный случай. Получите, распишитесь.
И да, решение по олимпийской медали будет выносить именно МОК, а не конгресс ICF 27 ноября, о котором почему-то говорит Журавский в своих последних интервью. Процесс ведет Антидопинговый отдел CAS (CAS antidoping division), по результату слушаний с участием представителей спортсмена он вынесет для МОК свои рекомендации. Всё, что может конгресс ICF 27 ноября – это определить срок дисквалификации Тарновского, если вина спортсмена к тому моменту будет доказана. К медали всё это отношения иметь не будет.
Создается впечатление, что руководство молдавского спорта вообще не контролирует ситуацию с делом Тарновского. Хотя это странно: при Николае Журавском это уже третий подряд допинговый случай на Олимпийских играх – в Лондоне-2012 две медали забрали у штангистов. В последний раз сборная Молдовы получила «чистую» олимпийскую медаль в 2008 году. Пора бы научиться если уж не употреблять допинг, то хотя бы – как себя вести после того, как поймали.

Евгений Слюсаренко