17-05-2011 10:15

Риккетс против "Дачии"

Экс-футболист кишиневской "Дачии" Роан Риккетс в своем интернет-блоге рассказал о времени, проведенном в молдавском клубе и о своих претензиях к руководству кишиневского клуба. "Прошло пять месяцев после того, как я покинул Молдову после трехмесячного пребывания там. Многие были удивлены, когда я подписал контракт с "Дачией". После того, как вы прочтете эти заметки, вы будете шокированы узнав, почему я уехал оттуда спустя всего 3 месяца", - пишет Риккетс.
"Я понимаю тех из вас, кто не понял моего решения подписать контракт с "Дачией", имея в виду уровень команд, в которых я играл ранее. Но сегодня ситуация на футбольном трансферном рынке очень непростая и найти вовремя команду, чтобы начать сезон в хорошей форме сложнее, чем ранее. Я не думал, что начну этот сезон в Молдове, тем более после того, как получил два хороших предложения от турецкого агента в июне. Но потом в команде с которой я вел переговоры сменился тренер. В итоге в середине июля я еще был в Торонто, без клуба, в то время, как повсюду команды уже вовсю вели предсезонную подготовку. Когда пришло предложение из Молдовы я поначалу ответил " никогда", но после того еще какое-то время не было никакой информации от моего агента, ведущего поиск в Европе я решил согласиться, не зная что меня ждет.

Агентом, отправившим меня в Молдову, был Леонид Шатан. Он сказал, что меня примут профессионально и клуб будет выполнять условия контракта. Но не прошло много времени, пока появились признаки обратного. В моей первой игре команда сыграла не очень удачно, завершив матч нулевой ничьей с "Академией". На следующий день было маленькое собрание в гостинице, где команде объявили, что никто не получит денег за последний месяц из-за плохой игры. Я был удивлен и позвонил Леониду. Тот позвонил президенту и получил уверения, что я получу деньги, так как я только присоединился к команде и ни в чем не виноват. Я поверил, как полный идиот, как я сейчас понимаю.

Через две недели Леонид прилетел в Молдову, чтобы встретиться с руководством клуба и получить свои комиссионные. Это была приличная сумма, которую я не буду называть. Эта сумма должна была быть поделена между Леонидом и другим европейским агентом. Леонид и я встретились с президентом, чтобы решить вопрос с зарплатой, которую "Дачия" должна была мне выплатить за первый месяц. Президент сказал, что я получу ее в течение 3 дней. Перед отлетом Ленид оставил мне немного наличных денег. Но время шло, денег от "Дачии" я не получил, и я начал понимать, что президент обманул меня. Я не получил ни пенни.Я позвонил в ФИФА и попросил совета, как мне быть. Они посоветовали мне подождать 3 месяца, и только потом писать претензию в ФИФА.

Время шло, я не видел никаких попыток со стороны клуба заплатить мне, даже когда другие игроки получали деньги. Мои друзья Диего, Имран и Горан подписали контракты с клубом после меня и они получали деньги. Это было странно и я думал, что это только моя персональная ситуация. Прошло два месяца, а я все не получал свою зарплату. Я конечно был растроен, но я знал, что должен ждать и продолжал тренироваться. Потом я получил странное письмо от президента, сообщающее, что я дал интервью о моей жизни в Молдове, но это было ложью. Последовало несколько встреч в отеле, где президент говорил, что он не считает, что я хорошо играю и хочет урезать мою зарплату. Как можно урезать зарплату, которую он не платит? Он сказал, что если я не соглашусь, я рискую вообще ничего не получить. Я ответил, что не соглашусь, так как это незаконно и продолжу тренироваться как и ранее. Он говорил, что если я соглашусь, на уменьшение зарплаты, то буду играть постоянно, но я не согласился. Я был спокоен, не грубил, отнесся к нему уважительно как к человеку, и я только хотел, чтобы он тоже показал уважение и выполнил контракт, который подписал со мной.

После этого я ни разу не вышел на поле и даже не был на скамье запасных.Но я ничего не мог сделать. Даже заниматься дополнительно я не мог. Я никогда не видел, чтобы в профессиональном клубе игрокам не разрешали тренироваться дополнительно.

Потом была товарищеская встреча с румынским клубом. Перед этой игрой президент сказал мне, что это мой последний шанс показать ему, что я хочу играть в клубе. Я ответил, что мне нечего доказывать, так как я усиленно тренируюсь каждый день, хотя уже 2 с половиной месяца не получаю зарплату. Он ответил, что я получу деньги в течение нескольких дней, если покажу, что я хочу играть за клуб.

В том товарищеском матче я был лучшим игроком и весь тренерский штаб был доволен мной. Спортивный директор подошел ко мне в гостинице поздравить меня и спросил, сколько мне должны. Он сказал, что в течение недели президент выделит мне деньги. Я начал ждать.

Леонид смотрел игру вместе с президентом и сказал, что не понимает почему мне не платили. Особенно после того, что я так сыграл на его глазах. Прошло еще две недели и теперь уже исполнилось 3 месяца как я не получал зарплату. Более того, кто-то украл деньги и другие ценности из моей комнаты. Теперь когда дедлайн прошел и они не отвечали на мои письма, я начал писать в ФИФА.

Клуб решил разорвать контракты с 4 игроками, включая меня. Они предложили Диего, Виталию и Имрану месячную зарплату и сказали, что они должны покинуть страну или не получат ничего. Теперь я понимаю, что ребята поступили правильно и уехали.

Мне вначале предложили тоже самое и дали мне письмо, подтверждающее, что я свободен. Но потом, челоек, который дал мне это письмо, попросил его назад, чтобы внести изменения и вернуть мне через час. Я ждал целый день, но больше не увидел этого письма. На следующий день они подошли ко мне с Гораном Станковски в качестве переводчика, и сказали, что я должен немедленно покинуть отель и страну и до 6 вечера я должен решить в какую страну я улечу. Я не мог поверить в это.

Я сказал им, что я не могу покинуть отель, так это единственный мой дом в этой стране. Вся команда жила там. Они ответили, что если я не уеду, то они выставят мои вещи на улицу и запретят входить в отель. После этого я упаковал мои сумки и вышел с ними из отеля. Ко мне подошел спортивный директор, чтобы пожать мне руку и попрощаться. Я посмотел на него как на сумасшедшего. Парень только что выкинул меня вон, собирался выкинуть мои вещи на улицу и теперь хотел пожать мне руку.
Мой отказ пожать ему руку вызвал русские ругательства, которые я не понял. Несколько следующих дней я провел в доме моего друга Диего. Он еще был в городе, после того как клуб поставил ему ультиматум о разрыве контракта. Пока я жил у него, я привел в порядок всю информацию о моем пребывании в клубе. Я записал сови телефонные разговоры с агентом Леонидом Шатаном, записал видео ка кмы с Диего идем в клуб, чтобы получить мой контракт, я даже записал как мои коллеги по команде переводят мне, что клуб не собирается давать мне документы, что я свободен и что они могут выкинуть мои вещи на улицу из гостиницы. Мне не нравилось записывать все это, но я хотел быть увереным, что у меня есть доказательсва для моей защиты. Игроки наверное будут ругать меня, но в конце концов они ведь только переводили мне сообщения.

После того как я составил послание в ФИФА, я послал в клуб последнее письмо и просьбу забронировать мне билет в Лондон. И я был очень рад покинуть страну в целости и сохраности.

После этого я занимался поисками клуба, пока мои новые агенты работали с ФИФА, чтобы полчить мои документы из Дачии. Это оказалось настолько сложным, что мне не удалось подписать контракт с большими немецкими клубами. Ни один из них не хотел ждать окончания процесса, который мог затянуться на месяцы. Мне повезло, что мой нынешний клуб ( выступающий в немецкой региональной лиге Вильмесхафен) был готов бороться за меня. Это продолжалось 21 день. Переписка между моим новым клубом и ФИФА была успешной, но Дачия пыталась лгать опять. Они заявили ФИФА, что они не знали, что я покинул страну и я что я сделал это по своей воле. Они заявили, что ждали меня в тренировочном лагере в январе. Это была ложь и у меня были все доказательства этого. Через 21 день, ФИФА, получив аргументы обеих сторон, приняла решение разрешить мне играть. Я был наконец свободен. Я был огорчен отношением Дачии ко мне и попытками помешать мне играть и зарабатывть на жизнь, после того что я никогда не проявлял какого-то неуважения к президенту или кому-то в клубе.

У меня были хорошие отношения с президентом Дачии со времени первой встречи с ним. Он был рад моему приезду. Я думал, что он - человек слова, но со временем я убедился в обратном. Я пытался связаться с ним много раз через Леонида Шатана, чтобы найти взаимоприемлимое решение.Но он сказал, что я не получу ни пенни и он он хочет запретить мне играть до окончания срок моего контракта в 2012 году. Почему человек, у которого много важных дел, хотел остановить карьеру молодого игрока? Это вопрос, который многие задают мне..

Адвокаты заверили меня , что в моем случае, также как и в ситуации Горана Станковски и Диего Перейи, я должен получить мою зарплату в клубе за 2 года контракта. Они говорят, что имеющиеся у меня видео и записи разговоров даже не нужны, потому что доказательств и так достаточно. Это радует меня, потому что у меня нет цели портить репутацию Дачии или молдавской футбольной лиги. В Дачии я встретил много хороших людей, и я только хотел справедливого отношения и получения положенной мне по контракту зарплаты.

Я сохранял все это приватно и не сообщал в прессу в течение этих 5 месяцув, надеясь, что Леонид Шатан, я и Дачия сможем найти решения не вынося на публику. Многие ТВ и другие СМИ предлагали мне деньги за то, чтобы я рассказал это, но я отказывался, потому что хочу только получить мою зарплату без того, чтобы клуб потерял свое лицо. Я надеюсь, что это дойдет до президента Дачии и мы сможем найти компромисс. В противном случае ФИФА займется этим делом."- пишет Риккетс.